НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ

имени А.В. Анохина

А.В. Анохин и краеведческое движение в Горном Алтае

Во второй половине 1920-х гг. Коммунистической партией и Советским правительством был взят курс на социалистическую реконструкцию народного хозяйства. Грандиозные планы социалистического строительcтва требовали участия широких масс в исследовании края, его ресурсов. В 1920-е гг. в общественной жизни страны широко распространилось понятие «краеведение», понимаемое как «…изучение природы, населения, хозяйства, истории и культуры какой-либо части страны, административного или природного района, населенных пунктов силами местного населения». Деятельностью краеведческих организаций в 1920-е гг. руководила Российская академия наук.

В 1925 г. в Новосибирске было создано Общество изучения Сибири (ОИС) по планированию, руководству хозяйственной и культурной жизнью Сибири. Первая Алтайская губернская краеведческая конференция состоялась 24–27 февраля 1925 г., с секциями по ботанике, почвоведении, климатологии, геологии, зоологии, экономики. У истоков развития краеведческого движения в Горном Алтае стоял Андрей Викторович Анохин (1869–1931) – ученый, этнограф, композитор, первый заведующий музеем. Именно он выступил одним из инициаторов и организаторов краеведческой работы.

Общество изучения местного края в Горном Алтае впервые появилось в 1924 г. По скудным архивным материалам, оставшимся от того времени выяснено, что 5 сентября 1924 г. состоялось организационное собрание краеведческого общества, где был принят проект устава (зарегистрирован 6 октября 1924 г.), а также выбрано Временное Бюро. В январе 1926 г. общество обращается в Московский отдел народного образования с просьбой дать сведения о других краеведческих обществах страны для установления тесных контактов [1, л. 3]. Однако своего развития Алтайское краеведческое общество не получило и деятельность на этом этапе замерла. Так продолжалось до тех пор, пока в конце 1926 г. не было решено создать секцию областного бюро краеведения при областном отделе народного образования (Облоно). Первое заседание секции было проведено 2 декабря 1926 г., где присутствовали Шибанов М.В., Анохин А.В., Стукова Н.В., Салтыков Ю.Б. На заседании принято Положение о секции, состоящее из 3 параграфов и из отдельных подпунктов. Основными пунктами были: объединение и координирование всей научно-исследовательской и краеведческой работы; популяризация идей и задач краеведения; объединение всех лиц, работающих в области изучения и исследования Горного Алтая; самостоятельные научные изыскания во всех возможных отраслях науки; сбор коллекций, организация экскурсий, лекций; организация краеведческих съездов, издательская деятельность и т.д.

Областное бюро должно было состоять из представителей Облисполкома, Обкома ВКП (б), Обкома ВЛКСМ, Облоно, Обллитпросвета, Облмузея, Облздрава, Обладмотдела, Облзу, Облстатотдела, Облфо, Облплана, Госторга, школы ОПУ, Облпрофсовета, редакции газет Ойротский край и Кызыл-Ойрот. В бюро могли входить также отдельные лица, работающие в области изучения и исследования Алтая, проживающие как в Улале, так и на перифериях. Бюро в указанном составе из своей среды избрала Президиум в количестве 5 человек, который и явился рабочим аппаратом. Весь состав областного бюро подразделялся на секции: музейную, методическую, педагогическую, естественно-историческую, археологическую и прочие, организуемые по мере надобности.

Секция перед собой поставила две цели:
1) Разработка программ по краеведению для школ 1 ступени;
2) Организация краеведческой работы в областном масштабе.

Первый вопрос – разработку программ на двух языках – алтайском и русском по краеведению для школ 1 ступени было решено считать первоочередной, к работе решено привлечь учителей местных школ. Второй вопрос – для организации краеведческой работы в областном масштабе необходимо было восстановить Ойротское краеведческое общество, в этих целях решено разыскать архив общества 1924 г. На заседании решили, что краеведческий музей должен стать центром, объединяющим всю краеведческую работу края. В декабре 1926 г. секция краеведения обследовала состояние коллекций Ойротского краеведческого музея. Осмотр установил, что от собрания музея сохранилась одна треть, при неоднократных перевозках и передачах были утеряны описи предметов, что затрудняло произвести хотя бы приблизительный учет. Дальнейшее пребывание коллекций в таком состоянии грозило им полнейшей гибелью. На заседании решено поручить А.В. Анохину и М.В. Шибанову подготовить доклад о необходимости предоставления музею отдельного здания и поставить на обсуждение Облоно и Облисполкома.

На очередном заседании секции краеведения методического Бюро при Облоно 2 января 1927 г. было подписано обращение к населению с призывом вступить в краеведческое общество, а также утвержден образец анкеты для членов общества. 7 декабря музею было выделено каменное здание, принадлежащее Союзу охотников. На очередном заседании от 17 февраля 1927 г. был поставлен вопрос о немедленном их выселении из здания, а также решено приступить к учету библиотеки, составлению описей коллекций, к ремонту инвентаря. Руководство всеми работами возложено на председателя секции Салтыкова Ю.Б., который назначен заведующим музея с окладом в 30 рублей.

1 апреля 1927 г. секция краеведения, признавая правильным принцип районирования музеев, положенный в основу Сибирским совещанием, ходатайствует перед Сибирским центром об отнесении Ойротского краеведческого музея к числу узловых музеев края, как самостоятельный музей в силу административно-хозяйственных, экономических национальных особенностей [2, л. 5]. На заседании Бюро от 14 апреля 1927 г. постановили именовать музей «Ойратский краеведческий музей».

После того как были приведены в порядок фонды, архив, библиотека, 29 мая 1927 г. музей открывает свои двери первым посетителям. На открытии музея состоялся концерт, посвященный поэзии и музыке. После концерта А.В. Анохиным прочитан доклад о значении музея. Помещение, предоставленное музею, состояло из большой комнаты, разделенной перегородкой на две части, одна из которой – выставочный зал, другая – канцелярия-библиотека. Площадь выставочного зала – 55, 25 кв. м., канцелярии-библиотеки – 19, 5 кв.м.

В ноябре 1927 г. состоялся первый областной краеведческий съезд. На съезде А.В. Анохин, заведующий отделом этнографии Ойротского краеведческого музея, выступил с предложением о систематическом и планомерном изучении духовного богатства народов, населяющих Горный Алтай, а также создании краеведческого центра. Но, к сожалению, местные инициаторы краеведческого движения в Ойротии сузили круг первоначально намеченной деятельности и задались целью не создавать общества с широкими задачами, а воплотить свои краеведческие помыслы в Общество друзей краеведческого музея (ОДКМ).

27 декабря 1927 г. на собрании членов, учредителей ОДКМ был заслушан и подписан устав Общества, утвержденный административным отделом. Общество ставило себе следующие задачи, которые и оказались сформулированными в его уставе:
а) объединение лиц, научно работающих и интересующихся изучением Алтая;
б) обследование и изучение Алтая в отношениях: естественно-географическом, антропологическом, археологическом, социально-историческом, лингвистическом и экономическом;
в) оказывание всемерного содействия областному краеведческому музею в его научно-исследовательской и собирательской работе;
г) популяризация идей и задач краеведения и привлечение к делу изучения Алтая большого круга лиц.

Целенаправленная и результативная деятельность краеведов, особенно А.В Анохина привлекла закономерное внимание многих крупных научных центров, таких как Ленинградский государственный университет, Коммунистический университет трудящихся Востока, Коммунистический институт живописи АН СССР и др. Их представители, производя в Ойротии научные исследования, стали все чаще подключать к ним местных краеведов. Результаты совместных научных исследований в обязательном порядке обсуждались на общих собраниях краеведческого общества. Так, за два года, с 1928 по 1929 гг. проведено 5 собраний, в которых обсуждено 25 вопросов и заслушаны доклады, например: «Аборигены Алтая» А.В. Анохина; «Сельское хозяйство Ойротии» Д.И. Петухова; «О картографии Ойротии» Личкова; «Предварительный отчет этнографо-экономической экспедиции по Катунскому варианту Чуйского тракта» студента ЛГУ К.А. Верткова; «О результатах экскурсии студентов Коммунистического Университета трудящихся Востока в Ойротию» преподавателя КУТ Утевского; «Этнографо-экономический очерк племени кумандинцев» студента ЛГУ А.И. Новикова; «Современные задачи краеведения», «О методическом отделе центра географического музея» студента ЛГУ А.Е. Авролина; «Об издании работ об Алтае и картах Ойротии» начальника Палеоэтнологической экспедиции Государственного Русского музея С.И. Руденко и т.д.

За два года существования ОДКМ провел 35 заседаний правления (правление одновременно исполняло функции совета музея).
В деятельности ОДКМ были и слабые стороны: отсутствие плановости в работе, отсутствие твердого списка членов Общества и т.л. [16, л. 8].

В 1929 г. в адрес общества поступило заявление от этнографов А.Г. Данилина и Л.Э. Каруновской о приезде в Горный Алтай (по пути в Чумыш к телеутам). Экспедиция была организована по заданию Комиссии по изучению племенного состава СССР и Музея Антропологии и этнографии АН СССР. Часть заданий получены от научно-исследовательского института этнографии и отделения этнографии Государственного Русского Географического общества. На очередном заседании совета музея Данилин и Каруновская выступили с докладами:
1) Степень изученности Ойротии в этнографическом отношении и очередные задачи изучения культуры алтайцев;
2) Религиозный синкретизм по Алтаю;
3) Народная медицина у алтайцев и телеутов.
А.В. Анохин в местном рабоче-крестьянском клубе в 1929 г. прочел лекцию «О шаманстве алтайцев и телеутов», сотрудником лесо-экономической экспедиции Наркомзема Сусловым прочитана лекция «Природа Горного Алтая».

Для Областного бюро Общества пролетарского туризма Анохиным, Стуковой (метбюро), Сурновым (представитель ВЛКСМ), Тозыяковым (литколлегия) составлены маршруты по Ойротии.
Деятельность Общества друзей Ойротского краеведческого музея по вовлечению рабочих и крестьян в активное хозяйственное и культурное строительство была взята на заметку Центральным бюро краеведения, Анохин был принят членом-корреспондентом ЦБК. Были установлены связи с «Обществом изучения Сибири», Домом татарской культуры, с Алтайским отделением Русского географического общества, с обществом краеведов Кавказа и другими научными и общественными организациями.

В 1929 г. с учетом задач хозяйственного и культурного строительства, стоявшими перед областью ОДКМ было реорганизовано в «Общество изучения Ойротии и ее производительных сил», а в 1930 г. вливается в состав «Общества изучения производительных сил Сибири» как филиал. Реорганизация ОДКМ была не случайной, а связана с начавшимся в 1928 г. «в системе сибирских организаций» течением «за установление единства не только в направлении работ, но и организационных форм». Общество изучения производительных сил Сибири, созданное в 1925 г. как Общество изучения Сибири (ОИС) одновременно и преобразованием Новосибирска в краевой центр, было призвано объединить всех научных работников и содействовать государственной власти в деле восстановления народного хозяйства Сибири, и имело мощную финансовую поддержку Сибирского планового отдела (Сибплана), Комитета Северного Морского пути. В декабре Общество провело I Сибирский краевой научно-исследовательский съезд. Со времени съезда исследовательская деятельность научных учреждений, краеведческих организаций и музеев Сибири стала объединяться вокруг ОИС.

Но, с реорганизацией ОДКМ В «Общество изучения Ойротии и ее производительных сил» ни характер деятельности, ни сама работа не изменилась, даже устав общества остался прежним. Перед широкой общественностью Общество не отчитывалось и жило довольно замкнутой жизнью и к концу 1929 г. количество членов с 40 человек, 15 из которых проживали в аймаках, снизилось до 20. Вскоре ситуация стабилизировалась, в общество вступили новые члены, в организациях читались лекции о целях и задачах Общества. Количество членов с 20 повысилась до 60 человек.

Принимаются меры по созданию аймачных отделений Общества с теми же целями, которое поставило себе общество в целом: изучать производительные силы Ойротии, ее естественные богатства, природные условия, экономику, население, культуру. Аймачные отделения были созданы, например, в Успенском (Чоя), Улаганском, Усть-Коксинском аймаках. Круг исследовательских работ членов аймачных отделений были самые разнообразные, например, Н. Рыбаков из с. Катанда Усть-Коксинского района занимался изучением атмосферных осадков; Н.И. Филатов из Улаганского аймачного исполнительного комитета интересовался этнографическим изучением Горного Алтая и т.д. Обществом оказывалась постоянная консультативная и методическая помощь аймачным отделениям.

Силами аймачных отделений было намечено провести поаймачные описания Ойротии. Планировалось создать сеть постоянных корреспондентов Общества. В городе было положено начало организации краеведческих кружков при учебных заведениях (национальная совпартшкола и педтехникум, в школе II ступени) [16, л. 11]. Велись работы к изданию материалов, собранных силами Ойротского музея, в плане работ общества было также намечено издать «Материалы по библиографии Ойротского края» А.И. Новикова и А.М. Эдокова; «Песни Ойротии» А. Кочаряна [7, л. 3].
Общество планировало провести культурный слет аймачных отделений (аймачных инспекторов, политпросвета и т.д.), но из-за безучастного отношения общественных, хозяйственных, культурных организаций и учреждений слет не был проведен. Облоно свыше двух лет не находило возможности заслушать отчетный доклад единственного в области музея. Кроме того, деятельность Общества никак не финансировалась, источником средств были только членские взносы.

Научная деятельность в музее в конце 1920-х гг. при участии Общества друзей краеведческого музея стояла на первом месте. Организация академических экспедиций в Горный Алтай и участие в них сотрудников музея способствовала не только научному изучению региона, но и пополнению минералогических, таксидермических, этнографических, энтомологических и других коллекций музея. Так, с 1928 по 1930 гг. организованы экспедиции:

1) этнографо-экономическая экспедиция в район Катунского варианта проложения Чуйского тракта (1928 г). Экспедиция работала в селениях: Аскат, Усть-Анос, Верх-Аюла, Усть-Аюла, Толгоек, Тыткескен, Каспа, Ороктой, Карасу, Карбан; по левому берегу Катуни: Куркуре, Сумульта, Каянча, Бойтыгем, Тогускан, Бельтир-Ойык, Куюс, Канзара, Эдиган и т.д. В ходе экспедиции тщательно изучалась географическое распространение, техника и значение для местного населения промыслов: дегте и смолокурения, серокопления, обжигание извести, посудного, колесного, кузнечного, слесарного, кожевенного и мехового производства, извоза, лесосплава и т.д. Для музея были собраны образцы горных пород, полезных ископаемых, предметы шаманского культа, этнографические вещи, всего 98 наименований. По заданию Облплана исследованы и нанесены на карту местонахождения целебных источников.

2) В 1929 г. сотрудники музея А.В. Анохин и А.И. Новиков совместно с Обществом друзей краеведческого музея участвовали в экспедиции по Шебалинскому и Усть-Канскому аймаках с целью изучения бурханизма, шаманизма и приобретения соответствующих предметов культа для музея.

3) В 1930 г. была организована Алтайская экспедиция «Общества изучения Сибири и ее производительных сил» в составе А.И. Новикова – и.о. директора музея, Н.И. Арбузовой – научного сотрудника музея, А.И. Терентьевой, А.Г. Данилина, Л.Е. Каруновской – ученых-этнографов из Ленинграда, Г.И. Чорос-Гуркина и А.В. Анохина. В ходе экспедиции в Элекмонарском, Шебалинском, Онгудайском, Улаганском, Турочакском аймаках исследованы археологические памятники, полезные ископаемые, красящие и лекарственные растения, местонахождения целебных источников и велся сбор этнографических материалов.

4) Также в 1930 г. Анохин работал с экспедицией московских этнографов под руководством С.А. Токарева (сотрудника музея народоведения). Выполняя просьбу комиссии по изучению состава населения СССР, Андрей Викторович работал над уточнением, поправками, дополнениями к «карте племенного состава населения Алтая». С. А. Токаревым переданы музею 23 образца горных пород.

Таким образом, в условиях отсутствия вузов и научных учреждений в Горном Алтае важная роль в проведении научных исследований принадлежала музею. Начиная с первых дней проведения исследований, соединение прикладных музейных знаний с фундаментальной наукой стало основой отношения музея с научной элитой Алтая, Сибири, а борьба за сохранение памятников природного и культурного наследия Горного Алтая объединила вокруг музея весомые общественные силы.

На подъеме краеведческого движения в Горном Алтае повысился интерес к собиранию коллекций и созданию музеев местной истории не только в Улале, но и «глубинке». Значительное место в этом деле отводилось школе, через которую предполагалось вести пропаганду охраны народной старины, а учащихся привлечь к собиранию предметов этнографии. Сотрудники Ойротского музея завязывали отношения с краеведами, которым давали консультации, инициировали создание местных музеев при школах. Музеи на местах должны были стать «научными центрами краеведения и местом сосредоточения основных сведений о природе, историческом прошлом и социалистическом переустройстве региона». К 1930 г. в области уже существовали два школьных музея. Это этнографический, созданный учителем А. Тюмаковым в 1920 г. в «массовой школе» с. Бешпельтир Чемальского района, где были собраны предметы шаманского культа и предметы быта [13, л. 8]; музей в селе Черный-Ануй Горно-Алтайского уезда, созданный в 1921 г. по инициативе учителя П. Мальгина. Среди музейных предметов упоминаются отдельные реликвии периода гражданской войны на Алтае, в частности «шашка, собственноручно изготовленная одним из партизан во время борьбы с Колчаком». Мальгин считал, что при желании можно в самом непродолжительном времени покрыть Алтай сетью деревенских музеев. Этому должно было способствовать принявшее огромный размах туристско-краеведческое движение школьников, первостепенную роль в организации которого играла Центральная детская экскурсионно-туристическая станция Наркомпроса РСФСР.

После смерти А.В. Анохина, краеведческое движение в области на некоторое время было приостановлено. К тому же, к концу 1920-х гг. политикой государства четко определилась тенденция свести краеведение к удовлетворению исключительно насущных и утилитарных хозяйственных и политико-просветительных нужд. В результате совершенно верный тезис о задачах комплексного и всеохватного изучения края краеведческими музеями на практике привел к схематизму и содержательному однообразию.

Учитывая непрекращающийся интерес к изучению родного края и тенденции создавать небольшие музеи при учебных заведениях области и в аймачных центрах, Ойротский музей решил уделять внимание подготовке кадров, и создании особого музееведческого кружка из учащихся старших групп учебных заведений города Улалы, интересующихся музейным делом, и Общественно-политического совета из актива музея и других ученых. Основным активом общества являлись краеведы, которые занимались изучением истории, этнографии, природы и народного хозяйства области, сбором экспонатов, представляющих интерес для краеведения.

В 1933 г. в Улаганском аймаке в Челушманской школе коммунистической молодежи завучем Ф.Т. Таштамышевым создается краеведческий музей, где были собраны более 120 этнографических предметов, образцы растений, горных пород и минералов, при музее была организована ячейка с численностью 11 человек. В 1934 г. сотрудники Ойротского областного краеведческого музея командируются для оказания методической помощи по экспозиционно-выставочной, научно-исследовательской работе для создаваемых музеев в с. Турочак, в с. Чемал и Чолушман.

В 1935 г. Аймачный исполнительный комитет ВКП (б) Усть-Коксинского района ставит вопрос перед Облисполкомом об открытии аймачного отделения (филиала) областного музея в с. Нижний Уймон. Для сбора материалов была организована местная краеведческая организация, под музей выделен дом по соседству с неполной школой. Со стороны областного музея требовалось выделение средств на приобретение оборудования, экспонатов, а также предоставление дубликатов имеющихся в музее предметов. По мнению АИК (Аймачный исполнительный комитет) Нижний Уймон был удобным местом для привлечения посетителей, так как находится на пути к высочайшей вершине не только Горного Алтая, но и Сибири – Белухе. Ответ директора областного музея С.М. Сергеева был краток: музей должен быть самостоятельным, расходы на создание музея из аймачного бюджета, комплектование должно производиться путем сбора новых экспонатов, а не путем распределения фондов существующих музеев.

29 июня 1934 г. при областном плановом отделе Ойротского облисполкома был рассмотрен вопрос об организации краеведческого бюро в составе пяти человек: Ялбачева (облплан), Сергеева, Пименова (музей), Чевалкова (облоно), Гриневой (облсвязь). В сентябре 1934 г. в Новосибирское бюро краеведения было отправлено письмо следующего содержания: «Вновь созданное организационное бюро Общества краеведения приступило к работе. Организованы четыре секции: сельского хозяйства (рук. Лисавенко), геологическая (рук. Манаенко), дорожная (рук. Алтайчинов), культурно-бытовая (рук. Сергеев)» [21]. Сфера действий для музея совместно с Обществом краеведов была безгранична. Работы за отрезок времени со второй половины 1934 г. с назначения С.М. Сергеева в конце 1933 г. директором музея стали годом восстановления после продолжительного периода свернутого состояния. В 1935–1936 гг. Ойротским областным краеведческим музеем были проведены 6 экспедиций, среди которых особо следует отметить работу в 1934–1935 гг. 2-й Саяно-Алтайской археологической экспедиции ГАИМК (Государственной Академии истории материальной культуры) в составе С.М. Сергеева (директор Ойротского музея), С.В. Киселева и Л.А. Евтюховой. В задачи экспедиции, как писал С.В. Киселев, входило «обследование памятников старины». Итогом работ стало обнаружение и раскопки десятков археологических объектов различных эпох от периода раннего бронзового века до средневековья. Особо значительные курганы скифского и древнетюркского времени были раскопаны в Курайской степи и у сел Туекта, Каракол, Курота на Урсуле, исследованы памятники у с. Березовка и Быстрянка Старо-Бардинского района. Большая работа по выявлению, описанию и изучению изваяний была проделана Л.А. Евтюховой.

В 1935 г. редакция газеты «Большевистская смена» и Западно-Сибирское бюро краеведения объявляет геологический поход имени 15-летия Сибирского комсомола, а редакция газеты «Советская Сибирь» и Западно-Сибирский совет ОПТЭ объявило 1-ю Всесибирскую альпиниаду на Белуху. Организация геологического похода (геопоход) в Горном Алтае полностью была проведена музеем. С.М. Сергеев, начальник штаба геопохода, опубликовал в газетах призыв к комсомольским ячейкам области принять участие в походе, а также вел переписку с краеведами. На призыв откликнулись, например: комсомольская ячейка Абайского маслосовхоза № 235 и газеты «Молоко и мясо» Усть-Коксинского района; ячейка Теньгинского совхоза Онгудайского района; Эликманарского, Шебалинского районов и т.д. В помощь колхозу «Кызыл Морой» Ойрот-Туринского аймака, организовавшего геопоход на гору Чаптыган, С.М. Сергеев направил научного сотрудника К.Е. Лури. В качестве руководителя и инструктора в походе, организованного педагогическим техникумом принял участие инженер-геолог музея Колежирин. Маршрут похода проходил по правому берегу реки Катунь от Маймы до с. Усть-Муны. Взяты образцы горных пород и пробы на золото.

Не менее важной по значимости была экспедиция музея под руководством геолога Черняковского (практиканта музея), организованная по заданию Плановой комиссии облисполкома осмотреть и дать предварительные заключения о возможностях использования пяти точек месторождения мраморов. За 1,5 месяца был пройден почти весь Горный Алтай. В ходе экспедиции удалось осмотреть не только запланированные пять, но и открыть целый ряд других точек. Всего было осмотрено 38 пунктов, в том числе Ороктойское месторождение, мрамор которого использовался в конце 1930-х гг. для облицовки метрополитена «Таганская» в Москве. Наряду с этим взяты пробы на золото по целому ряду речных систем – Катуни, Чуе и т.д. Пробы переданы вместе со всеми данными Ойротскому поисковому управлению для производства анализов. 

В Постановлении заседания Крайплана и Краевого бюро краеведения от 15 ноября 1935 г. написано: «Краеведческий поход, организованный летом 1935 г. по инициативе Краевого бюро краеведения и редакции газеты «Большевистская смена», дал сильный толчок вперед краеведческому движению, вовлек тысячи молодежи, расширил их познания края и заинтересовал действительно широкие массы краеведческим делом.

После закрытия в 1937 г. Центрального и местных бюро краеведения и репрессий его активистов научно-исследовательскую работу проводить стало некому. Война, трудности восстановительного периода, отсутствие материальных и кадровых ресурсов не оставляли надежд на восстановление исторического краеведения.

В мае 1964 г. ЦК КПСС было принято постановление «О повышении роли музеев в коммунистическом воспитании трудящихся». В нем перед партийными комитетами и органами культуры государством была поставлена задача вновь развивать краеведческое движение, приобщать трудящихся к сбору исторических материалов своего города, села, материалов по истории фабрик, заводов, колхозов, совхозов. Характерной особенностью этого периода является пробуждение массового интереса советских людей к далекому прошлому и новейшей истории страны, региона, разнообразным историко-культурным реликвиям и к музейным собраниям подлинных памятников материальной и духовной культуры.

                                                                                                                                                                                                              Заместитель директора по научной работе Э.А. Белекова 

Список сокращений

Облисполком – областной исполнительный комитет
Обком ВКП (б) – областной комитет Всесоюзной коммунистической партии большевиков
Обком ВЛКСМ – областной комитет Всесоюзного ленинского союза молодежи
Облоно – областной отдел народного образования
Обллитпросвет – областной литературно-просветительный отдел
Облмузей – областной музей
Облздрав – областной отдел здравоохранения
Обладмотдел – областной административный отдел
Облзу – областное земельное управление
Облстатотдел – областной статистический отдел
Облфо – областной финансовый отдел
Облплан – областной плановый отдел
Облпрофсовет – областной профсоюзный отдел


Архивные источники:

Комитет по делам архивов Республики Алтай
1. Ф.64. Оп. 1. Д.2. Л.3. Программа работ Западно-Сибирского Съезда по краеведению. Начато 1924 – окончено 1925. На 13 л.
2. Ф.64. Оп. 1. Д.4. Л.1–5. Протоколы Заседаний секции краеведения методического бюро при Облоно. Начато 1926 – окончено 1927.
3. Ф.64. Оп.1. Д.5. Отчет об этнографо-экономической экспедиции музея в район Катунского варианта Чуйского тракта, переписка и сведения о работе музея, список книг, возвращенных музею А.В. Анохиным. Начато 1926 – окончено 1928.
4. Ф.64. Оп.1. Д.6. Акты обследования, осмотра приемов, передачи экспонатов, гербариев в музей. 1926–1927, 1936 –1948 гг. На 154 л.
5. Ф.64. Оп.1. Д.7. Переписка с отделом по делам музеев Наркомпроса (Главнаука). Начато и окончено 1927. На 8 л.
6. Ф.64. Оп.1. Д.9. Сведения об увязке экспедиций, посетивших Ойротию, список документов из архива С.Н. и Н.С. Гуляевых, переписка музея с гражданами и организациями. Начато 1927 – окончено 1928. На 99 л.
7. Ф.64. Оп.1. Д.24. Переписка областного музея по вопросам издания рукописей. На 62 л.
8. Ф.64. Оп.1. Д.27. Отчет, дневник, схематическая карта о поездке по силосованию кормов по Онгудайскому району. Начато и окончено 1934. На 56 л.
9. Ф.64. Оп.1. Д. 33. Сметная заявка, планы основной тематики облмузея. Начато и окончено 1934. На 88 л.
10. Ф.64. Оп.1. Д.34. Протокол заседания областного штаба геопохода, информации, переписка.1935. На 97 л.
11. Ф.64. Оп.1. Д.36. Материалы экспедиций, научно-исследовательские работы, отчеты о геопоходе. 1935. На 106 л.

Национальный музей Республики Алтай имени А.В. Анохина:

12. Оп.1. Д.1. Книга поступлений Ойротского областного краеведческого музея 1924–1944 гг. На 225 л.
13. Оп. 1. Д.2. Докладная записка А.В. Анохина от 25.09.1928 г. На 13 л.
14. Оп.1. Д.3. Отчет о работе музея за 1926, 1931–1932 гг. На 20 л.
15. Оп.1. Д.3а. Инвентарная книга коллекций естественно-географического отдела Ойротского музея за 1924–1937 гг. На 300 л.
16. Оп.1.Д.103. Материалы о работе Общества изучения Ойротии и ее производительных сил. Л. 1–35.

Литература:

17. Белекова, Э.А. 75 лет со времени проведения 15-летия сибирского комсомола //Календарь памятных дат 2010 г. – Горно-Алтайск: Комитет по делам архивов Республики Алтай, 2010. – С.86–87.
18. Киреев, С.М. Первый директор // Звезда Алтая, 1984. – 18 мая.
19. Киреев, С.М. 105 лет со дня рождения Сергея Владимировича Киселева – крупного советского археолога (1905–1962 гг.) //Календарь памятных дат 2010 г. – Горно-Алтайск: Комитет по делам архивов Республики Алтай, 2010. – С.84–85.
20. Мальгин, П. Народный музей в деревне: Организация сибирских сельских музеев // Сибирский педагогический журнал. – Новониколаевск, 1923. – Кн. 1. – С. 156–157.
21. Машегова, Н. Архивы о краеведении // Звезда Алтая, 1998. – 27 октября.
22. Ойратский областной музей реорганизуется // Сообщения ГАИМК, 1931. – № 3. – С. 38.
23. Сенюкова, Н.Л. Общество изучения Томского края при Томском краевом музее (1925–1928 гг.) // Труды Томского государственного объединения историко-архитектурного музея: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Дмитриенко. – Томск: Изд-во Том. ун-та. 1994. – Том VII. – С. 168–189.
24. Тишкина, Т.В. Деятельность краеведческих организаций Алтая в 1918–1931 гг.: Монография / Науч. ред. Кирюшин Ю.Ф. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004. – 312 с.